Культурный отрез
«Памятник-нелегал» в центре Твери, простоявший несколько суток до приезда властей // фото © Катерина Владимирова

«Памятник-нелегал» в центре Твери, простоявший несколько суток до приезда властей // фото © Катерина Владимирова

Тверские памятники как пример разгильдяйства и безграмотности

Общественную память хранят в нескольких источниках: библиотеках, музеях, интернете, семейных преданиях, памятниках и мемориалах. Судя по последним «новостроям», с народной памятью в Тверской области становится совсем туго: то грамматических ошибок понаделают на «двойку» по ЕГЭ, то слепят «монумент» с китайской гарантией на один месяц, то поставят в таком месте, что жизни не хватит на журналистское расследование «Почему именно здесь?»

Поскольку Тверь — город небольшой, то и «картиношных» памятников в нем немного. Все знают виды с городского сада на Волгу меж двух мостов, где в кадре Александр Сергеевич Пушкин, а на противоположном берегу «ходок в Индию» тверской купец Афанасий Никитин, в скульптуре на ладье очень напоминающий сказочного Садко. Недалеко обелиск Победы с Вечным огнем, пушки у Суворовского училища да сквер Крылова. Между ними Путевой дворец на реконструкции и Михаил Калинин на месте взорванного большевиками в 1935 году Спасо-Преображенского собора, который собираются возродить. Чуть в стороне — сидящий Салтыков-Щедрин, вечно немытый и в компании голубей. Это, так сказать, «культурное ядро», которое обязательно попадало в тему о родном городе на уроках немецкого языка в средней школе. Все остальное менее фотогенично — Ленин на площади, памятники чернобыльцам, воинам-интернационалистам, жертвам политических репрессий или вовсе непонятные «массивы камня» на набережных, непримечательные скульптуры в скверах и парках.

«Памятникомания»

В какой-то момент «культурного ядра» показалось мало, и власти решили на благородном деле подвергнуть горожан не то чтобы «культурному шоку», но точно дать множество самой разной пищи к размышлению. По-видимому, бюста того же Пушкина на Театральной площади, который, к слову, не имеет почти ничего общего с классическими портретами поэта, им показалось мало.

Пожалуй, все началось с памятника Михаилу Тверскому — признанному общественностью Твери небесному покровителю земли Верхневолжской. Монумент был открыт 23 мая 2008 года. Вдаваться в оценки личности князя в исторической ретроспективе не станем, все равно никого масштабнее у Твери за восемь веков, пожалуй, и не было. Но дело в том, что, во-первых, сидящего на коне Михаила Тверского поместили на площади у областной администрации, где вид для туристов, прямо скажем, не самый историчный: по правую руку магазины и разорившийся вконец кинотеатр «Вулкан» с начинкой 30-летней давности. А во-вторых, на подножном щите написали: «Михаил Ярославович Тверской» — корректнее, как вы понимаете, обойтись двумя словами, ведь Тверской — это далеко не фамилия, а часть титула. Поэтому правильный вариант — «Михаил Ярославич, великий князь всея Руси».

Это для затравки, ведь народная память, как говорится, иногда ошибается, и кто там потом вспомнит, как правильно называть того или иного исторического персонажа. Тем более Михаил Ярославич как народный символ выглядит куда привлекательнее, чем, скажем, его тезка Михаил Круг (Воробьёв), известный «шансонье», который, увековеченный в бронзе, восседает с недавних пор с гитарой на одной из лавочек бульвара Радищева. Более 10 лет прошло с его трагической гибели, а памятник становится, кажется, все более популярным, что вгоняет в тоску местную чопорную общественность, воспитанную совсем на иной музыке.

Исторические неточности сменились банальными грамматическими ошибками. После многочисленных споров о месте возведения 16 декабря 2011 года в день 70-летия освобождения города Калинина от немецко-фашистских захватчиков и в честь присвоения Твери почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы» был помпезно открыт одноименный памятник-стела. При его возведении так спешили, что перед самым открытием в тексте на барельефах были обнаружены ошибки. «Тысячи тверитян учаВствовали в сражениях против наполеоновской армии» и «За мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные защитниками города в борьбе за свободу и независимость Отечества присвоить…» (забыта запятая после причастного оборота).

Вообще памятники 2011 года преследуют какие-то мистические неудачи. В этот год 29 ноября в Пролетарском районе состоялось торжественное открытие памятника в честь легендарного экипажа танка Т-34 младшего лейтенанта Степана Горобца. Боевая машина в 1941 году в одиночку прорвалась через оккупированный фашистами город. Спустя несколько часов — в ночь после открытия — мемориальный комплекс был изуродован вандалами. На этом злоключения мемориала не окончились. Следующей весной памятник вовсе стал разваливаться. От перемены погоды монумент покрылся трещинами, краска облупилась и начали отваливаться гранитные плиты.

То же самое произошло и с памятником морякам-подводникам, установленным 7 мая 2011 года на берегу Волги между Старым мостом и памятником Афанасию Никитину. Причем в сухопутной вроде бы Твери (точнее, речной, но никак не морской) он появился не совсем случайно. Тысячи наших земляков воевали и служили на подводных лодках, многие погибли во время Великой Отечественной войны. Памятник поставили практически на народные деньги…

Но, видимо, непосредственные исполнители не разделяли почтения к жертвам горожан и руководствовались принципом «памятник — тот же товар, в него совесть и душу вкладывать не надо». В итоге весной нынешнего года у красивого монумента тоже начали отваливаться плиты. «Наверное, гарантийный срок истек», — невесело шутят горожане.

Провалы памяти в камне

Но и это еще не все! Как известно, в прошлом году отмечалось 200-летие Отечественной войны 1812 года. Менее известно, что Верхневолжье вроде бы в ней участвовало, а вроде бы и нет, ведь никаких сражений у нас не было. Историческая ситуация до боли напомнила Куликово поле 1380 года, на котором тверской дружины не было. Но поскольку новоиспеченный Город воинской славы не мог пройти мимо большого юбилея, пришлось местным законодателям, властям и общественности «чесать репу». И их решения воплотились в целую серию анекдотов и конфузов.

Инициативная группа решила «увековечить память воинов, скончавшихся в тверских госпиталях от ран, полученных в сражении при Бородино». Вроде бы нашлись проекты и даже было получено одобрение городских экспертов по топонимике относительно будущей прописки мемориала. Однако по весне стало ясно, что денег нет. Но механизм «памятникомании» ведь уже запущен, поэтому местные депутаты смело включились в процесс.

Наконец, 11 июля группа народных избранников привезла на указанное место песок, носилки, пару лопат и валун высотой чуть более метра, установив его прямо посередине пешеходной дорожки — как символ вечности. После разгромной публикации в городской газете «Вече Твери» о «памятнике-самовозведенце» узнала и местная администрация, после чего его убрали. Спустя некоторое время на том же месте все-таки открыли приличный мемориал.

Другой архитектурный казус произошел во Ржеве, где в августе скинули белую ткань открытия с бюста герою-земляку, знаменитому партизану Александру Никитичу Сеславину. Оказалось, что форма на бюсте разведчика русской армии времен наполеоновского нашествия «надета» неверно! Скульптора подвел немаловажный атрибут гусарского обмундирования — ментик, верхняя куртка гусарских полков, отделанная шнурами и отороченная мехом. По предписанию в зимнее время и на балах ментик носили надетым в рукава поверх доломана (короткой однобортной куртки со стоячим воротником), летом — наброшенными на левое плечо. Потом его разрешено было переместить на спину. На скульптуре же Александр Никитич не по своей вине «приспособил» ментик на правое плечо, совершив явную историческую оплошность.

Ну и наконец, в память о Первой Отечественной, как ее часто называют историки, на территории колледжа имени Коняева в центре Твери ни с того ни с сего 18 декабря прошлого года открыли бюст Денису Давыдову — легендарному идеологу партизанского движения освободительной войны.

– Этим событием мы завершаем празднование в регионе 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года, — отметил тогда глава Твери Александр Корзин. По его словам, «недалеко от колледжа, на другом берегу реки Лазури, открыт памятный знак в честь героев 1812 года. Именно здесь, в районе реки Лазури, 200 лет назад проходил путь тверских ополченцев. Здесь же находилось Смоленское кладбище, где хоронили участников сражений».

На этом обоснование места установки памятника гусару, одетому на этот раз по всем предписаниям, не закончилось. Чтобы придать происходящему хоть чуточку больше смысла, пришлось отдуваться местному краеведу профессору Вячеславу Воробьеву. Он сообщил, что в Тверской губернии находилось более 20 имений, принадлежащих Давыдовым, «не однофамильцам, а представителям одного дворянского рода, к которому принадлежал и Денис Васильевич — лихой партизан и поэт».

Новые герои

К игре «Допусти монументальную ошибку» подключились и люди из региона. В ноябре прошлого года в городе Бологое Тверской области торжественно открыли памятник Владимиру Высоцкому. На нем были строчки стихов великого барда: «Мои поезда не вернуТЬся пустыми…»

Казалось, что на этом хватит лепить перлы из народной памяти и пора взяться за ум. Чиновники и меценаты вроде утихомирились, но своеобразно. Пока с исторической набережной Твери целый месяц безнаказанно воровали «родную» ограду, чиновники одного из районов города провели аукцион «по изготовлению и установке садово-парковой скульптуры из бетона», состоящей из четырех динозавров!

И это наиболее яркие примеры из жизни города и Верхневолжья. На глазах тверичей почти ежегодно разрушаются памятники архитектуры: начиная от недавно сгоревшего Дома бакенщика и заканчивая целыми, но «зареставрированными» набережными и улицами. Их проще отдать под офисы да банки, чем сохранить неповторимый облик старой Твери, начавшей свою каменную историю после пожара 1763 года. Культурное наследие нынче в моде только в виде барских усадеб, в которых можно проводить вечеринки в стиле аристократии XVIII-XIX веков.

А впрочем, кого волнует, кому поставят следующий памятник — динозаврам или губернатору? Деньги освоены, народ фотографируется, детишкам нравится (в случае с доисторическими млекопитающими). Вполне возможно, следующим шагом будет композиция на тему всем известных пиратов, приуроченная к выходу очередной части франшизы… А почему бы и нет! Тверь — город полиэтничный и поликультурный, правда, в последнее время больше не поли-, а без-.

Читайте в рубрике «Титульная страница» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»Журналист Мария Купрашевич о содомии в «Новой газете» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»