«Я гордилась, что мой папа — русский солдат»
Дочь красноармейца из Австрии написала книгу о поисках своего отца. Фото: Тверская городская библиотека им. Герцена

Дочь красноармейца из Австрии написала книгу о поисках своего отца. Фото: Тверская городская библиотека им. Герцена

Как «дочь войны» из Австрии 20 лет ищет своего отца-тверичанина

Накануне Дня Победы в Твери прошла презентация книги Элеоноры Дюпуи «Я найду тебя, отец. Австрийская дочь советского солдата ищет свои корни в России». Эта книга — результат 20-летних поисков автором родного отца, который вместе с другими красноармейцами освобождал Австрию и прожил там некоторое время после окончания Великой Отечественной войны. Предположительно, он был родом из Твери.

Элеонора пока не нашла своего отца, но считает, что ее поиски не были бесплодными. Она приобрела множество друзей и помогла другим «детям освобождения» в Австрии найти родных в России. «Русская планета» записала рассказ Элеоноры Дюпуи на ее встрече с тверскими читателями.

– В детстве я жила в городе Санкт-Пёльтене, в 60 км западнее Вены. Когда мне было 9,5 лет, мама позвала меня в комнату и сказала: «Присядь, Элеонора, я должна сказать тебе что-то важное: отец твоей старшей сестры Эрни — не твой отец. Твой отец — русский солдат».

Мама рассказала, что познакомилась с ним в начале лета 1945 года, когда моей старшей сестре было 8 лет. Мама работала в саду. В это время у ограды появились два русских солдата и попросили у нее воды и фруктов. Они были очень дружелюбны. Попили воды, взяли немного фруктов и ушли.

На следующий день один из солдат по имени Михаил пришел опять и принес хлеба. Хлеб был тогда в страшном дефиците. Михаил был младше моей матери на шесть лет и немного говорил по-немецки. Он стал приходить к ней почти каждый день, приносил еду и выполнял тяжелую работу в саду. Моя мама и мой русский отец полюбили друг друга, хотя такие союзы тогда не одобрялись, а иногда даже строго карались. Несколько месяцев пролетели очень быстро.

И вот однажды он забежал, чтобы проститься. На голени у него была рана, которая никак не заживала. Становилось все хуже и хуже, под конец началось нагноение — гангрена. Положение стало опасным, его срочно должны были доставить в госпиталь. Мама ничего не сказала ему о беременности. С тех пор она не получила от своего русского Михаила никакой весточки.

Дочь русского солдата Элеонора Дюпуи на встрече с читателями в Твери

Дочь русского солдата Элеонора Дюпуи (в центре) на встрече с читателями в Твери. Фото: Тверская городская библиотека им. Герцена

Я появилась на свет 20 апреля 1946 года, год спустя после окончания войны и в день рождения Гитлера. Мама не стала искать отца, потому что знала, что за связь с европейскими женщинами советских солдат могут жестоко наказать. Да и для поисков было совсем немного данных: имя, фамилия, которая может звучать как Громов, Громан или Гроссман, скудное описание внешности (средний рост, каштановый цвет волос и карий цвет глаз) и, пожалуй, самое важное — город Тверь (в то время Калинин), о котором он рассказывал маме. Мама отметила этот город в своем атласе.

Я быстро примирилась с тем, что у меня русский отец. Я даже гордилась этим, хотя и не рассказывала об этом каждому встречному. В то время «дети войны» в Европе часто подвергались дискриминации. Но мне повезло. Моя семья и соседи держали в тайне мое происхождение. Никто никогда в жизни не обижал меня за то, что у меня русский отец.

Спустя более чем 40 лет, когда уже умерла моя мама, я жила во Франции и случайно услышала по радио передачу ВВС Wordwide о «детях освобождения», которые нашли своих близких в других странах.

Я загорелась идеей найти своего отца. Начала писать письма во все инстанции. Увы, никакой зацепки найти мне не удалось.

Новый импульс возник только в 2000 году, когда мой бывший коллега предложил мне помощь. Мы написали множество писем в различные архивы и институты в России, но не добились результата. Мы были в Национальной библиотеке Австрии, Австрийском государственном архиве, городском и земельном архивах Санкт-Пёльтена, на русских кладбищах, но, увы, снова никаких данных не нашли. Правда, я узнала множество подробностей о конце Второй мировой войны, хотя в открытых источниках нет никакой информации о советских солдатах времен оккупации.

В 2001 году я начала изучать русский язык, а на следующий год в рамках туристической поездки побывала в Москве и Санкт-Петербурге. Я примеряла на себя эту страну и поняла, что она мне по душе. Домой я вернулась полной решимости осуществить свои планы.

Я перевела свою историю на русский язык, а потом отправила письмо президенту вашей страны Владимиру Путину. Письмо перенаправили в министерство обороны РФ, откуда мне пришел ответ, что данных слишком мало, чтобы найти моего отца.

Параллельно я обратилась в известную телепередачу «Жди меня». Долго ждала ответа, меня пригласили на съемки в декабре 2002 года. Передача вышла в эфир 20 января следующего года. На сюжет откликнулось много людей, но настоящего следа моего отца найти не удалось.

Впервые в Твери я побывала в начале июля 2003 года. Смотрела на все широко открытыми глазами и на каждом шагу думала: это город, в котором с большой степенью вероятности жил мой отец, по крайней мере перед войной. Я смотрела на Тверь очень внимательно, и нужно признать, город мне очень понравился. Активные поиски моего отца по Твери и области продолжались с 2004 по 2008 годы. В 2006 году я побывала в семье из Вышнего Волочка, которая высказала предположение, что их родственник, Михаил Громов, может быть моим отцом. Увы, наши ожидания не оправдались. Оказалось, что он служил не в Австрии, а в Германии.

За время своих поисков я побывала в том числе в Угличе, Екатеринбурге, Березниках (Пермский край) и других. Было взято множество проб ДНК у меня и моих предполагаемых родственников, но все они дали отрицательный результат. Однако каждый семье, которая откликнулась на мой призыв, я благодарна. Они стали мне как родные.

Я уже не надеялась на благополучный исход моих поисков, как в 2015 году мне написала моя подруга из Твери Елена Рудкевич. К ней обратилась женщина, отец которой воевал во время войны в частях НКВД и в Австрии находился под фамилией Громов. Было еще множество совпадений, которые давали нам надежду, но анализ ДНК показал отрицательный результат.

Пусть я не нашла папу, но, узнав о моих поисках, многие «дети освобождения» начали искать своих отцов. В 2011 году ко мне обратилась женщина по имени Мария. Она искала своего отца Петра Тамаровского. Знала, что ее отец работал водителем майора. У нее сохранились три его фотографии. Я сразу поняла, что поиск будет успешным. Мы начали писать запросы в архивы и обратились в «Жди меня». Помог случай. Редакторы «Жди меня» поставили сюжет о Марии в эфир во второй раз. После него на передачу позвонила семья из Ростовской области. Выяснилось, что они — родственники Марии. Вскоре мы побывали в гостях у этой радушной семьи. Я рада, что внесла свой вклад в эту историю.

Я посвятила свою книгу своему отцу и детям. Благодаря поискам мне открылось много нового, и в первую очередь о России и людях, которые здесь живут, их языке и обычаях, а также о том, как русские пережили Великую Отечественную войну. Я выучила русский язык, а это очень ценно для понимания культуры и особенностей страны. Русский язык дает мне чувство, что я все-таки стала ближе к моему отцу. К сожалению, я, наверное, не смогу уже обнять его самого. Но смогу ли постоять на его могиле или познакомиться с его родственниками?

Я не знаю, что еще можно сделать, чтобы найти его. Некоторые архивы или утрачены, или закрыты для меня и моих помощников, потому что личные данные выдают на руки только прямым родственникам. Я надеюсь на чудо! И готова включиться в активные поиски, если будет найдена хотя бы какая-то зацепка.

***

– На презентацию книги Элеоноры в Москве пришли несколько объединенных семей. Мы увидели, как похожи эти люди. Мне было радостно работать с этой книгой и осознавать, что я внесла хотя бы маленькую толику в дело объединения людей, — говорит РП переводчик Елена Рудкевич, сотрудник отдела международных, межмуниципальных связей и протокола аппарата Тверской городской Думы. — Для нашего города история Элеоноры тоже уникальна. Но я надеюсь, что с каждым годом движение по объединению семей будет шириться и в Европе, и в России.

День Победы в 2016 году Элеонора Дюпуи встретит в Москве. Она хочет посмотреть московский парад Победы, а потом улетит домой в Вену.  

«Люди думают, что мы супергерои» Далее в рубрике «Люди думают, что мы супергерои»Волонтер Елена Степина рассказала «Русской планете», зачем она выиграла муниципальный конкурс на отлов бездомных собак Читайте в рубрике «Титульная страница» Земля для ФСБЭксперты РП оценили предоставленное спецслужбе право изымать земельные участки Земля для ФСБ

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»