«Это то, что спасает цивилизацию»
Фото: Алексей Кудряшов

Фото: Алексей Кудряшов

Куратор выставок Дарья Фейгина — о современном искусстве

Дарья Фейгина — молодой, но уже известный искусствовед из Твери. «Русская планета» поговорила с ней о том, как отличить настоящие произведения от «фантиков без начинки», о «средневековой» Твери и провокации «девяностых», а кроме того, о рынке, который призван спасти художника.

– Дарья, для вас современное искусство это что?

– В одном предложении я не смогу ответить. Потому что для меня это целая история. Искусство — это то, что сопровождает меня всю жизнь. Я помню, как мы с матерью ходили в Картинную галерею, моя тетя — художница, моя бабушка была в советское время министром культуры в Иркутске или что-то около того.

Когда мне было 14-15 лет, я влюбилась в художника. Он учился в Венециановском училище. Это было совершенно безумное увлечение. Мы начали кататься в Москву. Я тогда еще училась в школе, денег было немного, и мы ездили смотреть выставки на то, что давали родители. Так я побывала, например, на первой «Ночи музеев». Процесс погружения оказался очень скорым и наглядным. Москва этому способствует, потому что там ты всегда чувствуешь себя туристом. У меня быстро наработался культурный уровень, но я бы не сказала, что люблю современное искусство, потому что медиа сегодня очень сильно его опошлили.

Нужно определиться в понятиях. Я люблю красоту, эстетику, порядочность и ищу это в работах разных художников. Люблю искусство, которое рождает во мне внутренний диалог, которое притягивает. Не важно, в какое время оно было создано. Например, я нахожу огромное количество смыслов в русской иконе, которую выделила бы в отдельное течение искусства. Икона — это психотип, в котором есть свои модернистские черты, то есть сменяемость разных видов творчества.

– Какое направление вам нравится больше всего именно в современном искусстве?

– То есть в том, которое создавалось за последние 20-25 лет? Сложный вопрос, я об этом никогда не думала, потому что стараюсь найти что-то для себя в каждом виде.

– Хорошо, в таком случае, какой жанр, на взгляд куратора выставок современного искусства, наиболее продаваем? В целом, современное искусство — вещь коммерческая?

– Если говорить о художественном рынке, то это очень драматичная тема для России. Был Советский Союз, который предполагал обмен, там не было рынка. Люди 70 лет жили по принципам «ты мне — я тебе», «от каждого по способностям». И сейчас пока в России не сложилось художественного рынка. У нас не развита эстетика, точнее мы многое потеряли, пока жили за «железным занавесом», и наши родители вешали на стену ковер.

Сейчас, к примеру, картины практически не покупаются. Если говорить об искусстве, а не о ремесле — когда портреты рисуют акрилом по трафарету, фотографии в стиле поп-арта на продажу — то оно бывает очень разным. Вот у меня в квартире весит работа из серии кухонного супрематизма — черный хлеб в рамке, отсылающий к «квадрату Малевича»... Это сатира: вот он, наш русский хлеб на дрянном столе!

– Можно ли выделить чисто русские направления в современном искусстве?

– Да, конечно. Например, московский концептуализм, который возник еще в Советском Союзе, вылез из соцарта — отдельного ироничного направления. На биеннале в Венеции художников этого направления представляют уже второй год. Это чисто самобытный стиль, такой сатиры больше в мире нет.

– Вам не кажется, что основа современного искусства это протест, хотя бы на фоне последних политических событий?

– Есть и протест, и «искусство ради искусства», и все вместе. Вопрос в другом: что видно, что находится в фокусе общественности? Протест действительно заметен, потому что на него мы выходим с флагом, привлекаем к себе внимание. А философия, тонкие красивые вещи часто остаются незамеченными, потому что рядом всегда кто-то бегает с флагом.

– Тогда как Вы отнеслись к акции Фарбера, когда он растоптал «офицерские звезды»? В обывательском сознании этот перформанс проецируется на все современное искусство.

– Это, конечно, жесть. Но по-человечески Фарбера понять можно: его обидели, а он искренне хотел помочь школе, реализовать там свой психотип художника и педагога. Обидели и его сына, который еще не понимает всех тонкостей перформансов, действует по инерции со СМИ, которые говорят о Pussy Riot, тюремных условиях… Вся эта чернуха воздействовала на добрых, но обиженных людей. Но, конечно, они перегнули палку со звездами. Но перегнули и правоохранители с приговором.

– Панк-молебен это современное искусство?

– Если честно, я не хочу говорить на эту тему. Но, с другой стороны, все подобные акции — это то, чем в свое время был поп-арт, это порождение капитализма, рекламных маневров. Энди Уорхол и иже с ним делали рекламу, логотипы того же Apple. У нас очень быстро начался переход к подобной системе, поэтому все эти акции — этап эволюции, который нам предстоит пережить, переболеть им.

– Современное искусство скорее форма массовой коммуникации или массовой атомизации? Оно объединяет или раскалывает общество?

– Искусство — то, что спасает цивилизацию. От ухода в Средневековье.

Несет ли современное искусство какие-нибудь ценности?

– Да, разные. Сейчас трудно анализировать, что произошло за последние пять лет в современном искусстве. Чтобы это сделать, должно пройти десять лет. Мы можем проанализировать девяностые. Что они нам принесли? Иронию, даже самоиронию. Провокацию. Большее понимание мира в целом.

– Как все-таки определить, перед тобой искусство или некая пустышка?

– Искусство — это зеркало реальности, но все зависит от нашего восприятия. Зритель его воспринимает в меру своей образованности. Должен быть эстетический вкус, нужно смотреть, кто это показывает. В искусстве тоже есть своя иерархия: музеи, выставочные залы. Как говорил Йозеф Бойс (немецкий художник, один из главных теоретиков постмодернизма — Примеч. ред.), каждый человек — художник, поэтому все — искусство. Если говорить с позиции зрителя, а не с точки зрения аукциона, где важны регалии, то, как говорится, на ваш вкус. Хотя, правда и то, что у нас очень мало показывают хороших выставок.

– Нынешний художник в самом широком смысле кто он? Есть мнение, что все современное искусство — это лишь способ развлечения «яппи», «хипстеров» и остальной обеспеченной «прогрессивной общественности».

Художник в современном обществе — он без кожи, он лучше всех чувствует социум, он сканирует пространство вокруг себя и интерпретирует его в своем творчестве. Это медиатор, философ. С точки зрения общества, его очень тяжело встроить в систему. Общество его боится, потому что современный художник злой, его таким сделали СМИ. Не имея возможности трудоустроиться, в наше время художник очень маргинален, при этом он делает независимые попытки выйти на рынок.

Все, что нас окружает — это дизайн. Мы не знаем, где и что можно купить. Вот где можно купить хорошую графику за тысячу рублей? Нигде, такого рынок не предоставляет, нет такой галереи. Мы на «М10» запускаем краудфандинг: в рамках акции за две-три тысячи рублей можно будет купить работы Кости Федорова — прекрасную графику тверского художника. Это вам не ширпотреб из IKEA и не аэрография. Такие вещи можно передавать из поколения в поколение как семейную реликвию, как старинные часы по наследству. Нужно создавать рынок, сколько бы скептицизма по этому поводу ни было.

– Художник будущего разрушает систему или преобразует ее?

– Я уверена, что это человек, который является архитектором нашего сообщества.

– Дарья, с вашей точки зрения, нет ли противоречия между историческим имиджем Твери и местным современным искусством? Зачем вообще проводить фестивали современного искусства в таком, казалось бы, консервативном городе?

Нет, они находятся в мире. Я прямо чувствую, что эта земля мне родная. Вот гуляю по улицам, и уже несколько раз видела надписи «Даша, я люблю тебя!». Думаю, эти мемы оставляет мне сам город. У меня ведь нет задачи разрушить. Я не хочу заниматься наносной культурой, хотя ей тоже необходимо заниматься: для того чтобы создавать, нужно видеть, слышать. Нужно запустить обмен мнениями: я хочу, чтобы люди общались.

А так… Город растет, развивается, и в этом процесс необходимо давать место новым художникам, новой архитектуре. Но всегда нужно думать, прежде чем что-то менять. Вот я видела проект, по которому памятник Лермонтову хотят поставить у ТЦ «Олимп» — между «Сбербанком» и торговым центром. Ну это же ******! Это капиталистический сюр! А вот модернистскую скульптуру современного художника поставить в каком-нибудь микрорайоне Южный, среди этих огромных серых домов, будет как раз уместно. Скульптура должна быть встроена в окружающий ландшафт.

Искусство вообще должно быть контекстным. Город — это навечно, а сегодня из-за нашей вечной суматохи и разрозненности он не подразумевает общения в принципе. Он враждебен человеку. Мы — наследники советской утопии, которая неприменима к нашим сегодняшним реалиям.

– Как вы оцениваете местное сообщество современных художников?

– Его нет. Художники друг с другом не общаются.

Так психотип художника разве не подразумевает априори одиночества?

– Нет. Мы должны встречаться на вернисажах друг друга. Просто этих вернисажей не случается.

– В последние годы разве не достаточно проводится в Твери фестивалей современного искусства?

– Люди не всегда думают, когда это делают. Не хватает правильного подхода, правильного пиара. Не научились еще.

– А как расценить флэшмобы? В последнее время они у всех на слуху. Это идет на пользу «серой, обывательской» Твери?

Отлично! Семь лет назад я организовывала первые флэшмобы в Твери, типа free hugs. Это выглядело очень забавно! Я просто вышла с друзьями на улицу, мне было по приколу это делать. Я люблю добрые флэшмобы, помню, очень классно дрались на Трехсвятской подушками.

– Они помогают продвигать идеи современного искусства?

– Нет, конечно! Они ни к чему не привязаны.

– Сочетаются ли современное искусство и школьное традиционное образование?

– Это хороший вопрос. Я считаю, что, в первую очередь, нужно воспитывать зрителя. Это поможет нашему обществу. Детям нужно смотреть разное искусство. Конечно, есть +18. Пять лет назад я еще была невинной девушкой, и считаю, что это правильно, не нужно себя преждевременно растрачивать в таких взрослых темах. Но вот недавно, в День весеннего солнцестояния, в Москве на Artplay (центр современного искусства — Примеч. ред.) проходили «сатурналии». Это называлось «единым актом творчества»: художники собрались и вместе рисовали. И дети ходили рядом, там не было ничего такого, всем было по приколу, как с флэшмобами. Это просто хороший вид досуга.

– Намек на то, что для Твери современное искусство это скорее хобби?

– Пока нет институции, да, к этому нужно относиться именно так.

Вы то и дело говорите «по приколу». Может, из-за такого отношения многие и не воспринимают современное искусство всерьез?

– Это ужасно! Я отношусь к современному искусству серьезно. Но, понимаете, все нужно делать с удовольствием. Например, я ненавижу заполнять какие-то документы и прочее. Но вот когда монтирую выставки, тогда и гвозди сама вбиваю, и полы мою. Здание Речного вокзала — 4,5 тысячи квадратных метров — перед каждой пресс-конференцией сама мыла. Это сложно, но хочется, чтобы все было хорошо, поэтому я готова и на такое.

Почему не получилось превратить это здание в дом тверского современного искусства?

– Пришел губернатор Шевелев и, не вдаваясь в подробности, решил, что ему это не надо.

На ваш взгляд, государство должно поддерживать современное искусство?

– Конечно.

«Просто так Дубай у нас возникнуть не может» Далее в рубрике «Просто так Дубай у нас возникнуть не может»Корреспондент РП разбирался, почему крупные предприятия Тверской области сокращают сотрудников и сворачивают производство Читайте в рубрике «Титульная страница» Пенсия 25 тысяч рублей? Это фантастика!Почему осуществления планов правительства на пенсии придется подождать? Пенсия 25 тысяч рублей? Это фантастика!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»