«У них там что-то непонятное происходит»
Фото: Игорь Богатырев

Фото: Игорь Богатырев

Корреспондент «Русской планеты» выясняла, кто и зачем готовит «огненные представления» в бывшем спортзале воинской части

– Театр? Слышали, конечно. Но нам не до него. У нас хозяйство, а этим пусть москвичи занимаются, — объясняет женщина на автобусной остановке. В руке у нее — огромный пакет, из которого торчит пучок лука. Подходит автобус, и мы дружно залетаем внутрь: предстоит добраться до деревни Крест Торопецкого района Тверской области.

Название деревни звучит зловеще — да и жизнь в Кресте, рассказывают мне по дороге местные, с девяностых шла под откос. Население уменьшалось, в округе расформировывались воинские части, поля зарастали. Но топонимика и этимология подсказывают другое: крест — это пересечение дорог, Большой Московской, которая когда-то связывала центральные русские земли с западными, и ответвления пути «из варяг в греки». Кто только не побывал на этом перекрестке и в этом маленьком Кресте: князь Александр Невский, Петр Первый, Екатерина Вторая.

По дороге к деревне стоит камень с мемориальной доской: напоминает, что здесь, у деревни Каменки, в Смутное время русское войско одержало первую крупную победу над интервентами.

– У нас тут каждый год приезжают реконструкторы. Бьются, как в былые времена. Целый праздник! Тут и байкеры, и историки, и москвичи им помогают, — не без гордости рассказывают «крестовские».

Под «москвичами» имеют в виду двух необычных местных жителей — художественного руководителя всемирно известного «Театра Экс» Юрия Берладина и актрису театра Елену Семенову. Именно они несколько лет назад купили в Кресте брошенный спортзал, бывшее имущество расформированной воинской части, и запустили уникальный проект «Деревенский театр». Это репетиционная база уличного «Театра ЭКС», для которого так и не нашлось помещения в столице. А еще творческая лаборатория, где готовятся уличные шоу, огненные представления, пантомимы и перформансы.

Дом Плюшкина

История в Кресте — на каждом шагу. Вот захоронение Великой Отечественной: край был партизанским. Остатки контрольно-пропускного пункта — в советское время здесь находилась воинская часть. Говорят, в местных домах можно найти полотенца с красными необычными узорами: в окрестностях в начале прошлого века было много эстонцев, они принесли на тихую торопецкую землю свои балтские традиции.

– Когда я называю кому-то в столице наш деревенский адрес, обычно звучит вопрос: «А улица?» Но улиц здесь нет — только номера домов. Поэтому наш театр мы и назвали деревенским — обозначив тем самым то культурное, временное пространство, в котором работаем. Он не коробочный, а объединяет людей в единое уличное пространство, — объясняет актриса Елена Семенова, хрупкая женщина с усталым и проницательным лицом.

Одно из событий в театре его основатели обозначили в программке так: «Строим деревенский театр/Дом Плюшкина». Чтобы понять соль шутки, нужно просто заглянуть в бывший спортзал, переоборудованный под театральную лабораторию и сценическую площадку.

Под ногами — цветастые половички, у стены — раскрашенный яркими красками шкаф (кукольный домик?). Вот огромный бюст Ленина, манекены, театральный реквизит, двери с массивными коваными петлями, бочки. Все яркое, необычное и притягательное — как огонь, к которому в деревенском театре особое, почтительное отношение. Именно огненные представления, или файер-шоу, сделали «Театр Экс» всемирно известным. Ничего удивительного, что труппа не бросает в огонь ни окурки, ни бумажки: он сакрален.

– Мы легализуем огонь в России, — объясняют Юрий Берладин и Елена Семенова. — Нигде на Западе, тем более на корпоративах, вы не увидите никаких огненных шоу: там это запрещено. У нас законодательно оформленных запретов нет, но все равно нужна масса разрешений и бумаг. Культура огненного театра у нас еще только набирает обороты и пока аккумулирована в молодежной субкультуре, где транслируется и популяризируется. Мы стремимся к тому, чтобы она обрела статус искусства. В этом мы, наверное, пионеры.

Объяснить, чем занимается креативный театр, непросто: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Сами основатели говорят: это не театр петрушки и скоморохов — он постмодернистский, уличный, и его традиции почти неизвестны в России:

– Да, есть такие фрагментарные проявления уличного театра, как фестивали. Наш театр — это именно театр постмодернистской эпохи, который возник в XX веке и не имеет корней в России, это карнавальная эстетика, которая сложилась именно сейчас. А огненное шоу — это смесь архетипов прошлого с уличным театром, с современной карнавальной эстетикой, в нашей интерпретации. Такой симбиоз порождает совершенно новый тип театральной культуры.

«Я поведу тебя в театр»

Театр в расхожем представлении — это гардероб, парадная лестница, темный зал и большая сцена.

Ничего этого в деревенском театре в Крестах нет: хотя нужна оговорка — в бывшем спортивном зале, где развернуто сценическое пространство, царит полумрак. В зале несколько лет идет ремонт и обустройство, поэтому здесь можно найти все что угодно, даже большой деревянный шар, на котором, как мы помним по знаменитой картине Пикассо, должна стоять во время уличных представлений танцовщица.

Но сцена здесь везде, и даже во дворе. Главная диковинка — автопарк в стиле «Ретро». Готовится выставка советских олд-мобилей: один из них, легендарный «ЗиС», как выражаются руководители театра, «намоленный». Был задействован в одном из представлений: актриса Елена Семенова танцевала в пуантах на его изящной крыше — на память осталась вмятина.

Недавно к коллекции добавились мотоциклы, собранные руководителем местного байкерского клуба «Крестовский матадор» Евгением Цветковым. Женя — один из немногих местных жителей, кто водит дружбу и сотрудничество со странным театром, организованным столичными режиссерами и актерами. Играть в улично-деревенских представлениях приезжают артисты из столицы, студенты театральных вузов и несколько ребят из Торопца.

Длинных диалогов в этих представлениях нет: главный герой — огонь, главный талант актеров — мимика, жесты, пластика. Но смотреть на это можно бесконечно, что и делают поклонники «Театра Экс», живущие во всех странах мира.

– Очень, очень странные люди, — докладывали корреспонденту РП в крестовском магазине. — Мы это искусство не понимаем: все в белом гриме, лица, как у клоунов. У них там что-то непонятное происходит.

Пока заманить деревенских жителей в театр не получается, но на огненные репетиции порой приходит пара зрителей из местных. А еще несколько крестовских обитателей помогают «странным людям» по хозяйству.

Огненное колесо

В темное небо взлетают языки пламени. Человек в белом гриме и белой одежде, выгибаясь, то падая на землю, то поднимаясь, крутит огромное огненное колесо. Девушка скачет с огненной скакалкой. Актеры берут в руки белые луки и стреляют вверх — высоко под рев топы взлетают петарды и шутихи. Но где-то вдалеке стартует фейерверк, и экраны мобильников поворачиваются туда, рев нарастает… Это один из дней города Торопца, в котором принял участие и «Театр Экс».

Театр в саду, театр на улице, театр для себя — вот к чему пришли когда-то два главных «распорядителя» театра в деревне под Торопцом: Юрий Берладин и Елена Семенова. А ведь начиналось все с драматической сцены: Берладин работал в «Сатириконе», театрах имени Вахтангова и Станиславского, преподавал, дойдя в своей режиссерской популярности до далеких европейских стран.

Елена Семенова закончила цирковое училище, а однажды попала на «Корабль дураков» Вячеслава Полунина. Так она познакомилась с Юрием Берладиным, а еще поняла, что в клоунаду можно перевести все что угодно — от Пушкина до Чехова.

«”Театр-Экс” — это коллектив, состоящий из романтиков, фантазеров, изобретателей, выпускников творческих вузов с ярко выраженным стремлением объять необъятное. Увлечение огнем породило такие уличные спектакли, как “Погорелый театр”, “Огонь откутюр”, “Охота на дурака” <…> Увлечение белым цветом… — “Алебастровый балет”. Отдых в деревне превратился в “Деревенский театр”, а обыкновенный Шут (гороховый) в Школу Уличного Театра», — пишут создатели деревенского театра в презентациях, брошюрах и буклетах.

– Родить в себе клоуна несложно: нужно просто научиться видеть во всем парадоксы и вычленять их в самом себе, — уверяет Юрий Берладин.

– Взгляд на жизнь должен быть парадоксальным, — вторит Елена Семенова.

Только местные жители взглядов «огненных пионеров» не разделяют:

– Вот зарплаты поднимут — и займемся искусством, — отшучиваются они.

Сыграли в изолятор Далее в рубрике Сыграли в изоляторНачальник Управления уголовного розыска Тверской области и трое его коллег обвиняются в «крышевании» игорного бизнеса Читайте в рубрике «Титульная страница» Шурик, смывай тризубКак блогер-заукраинец из России разводил громадян на деньги Шурик, смывай тризуб

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»