Казарменное положение
Центральный казарменный корпус («Париж»). Фото: Святослав Сирин.

Центральный казарменный корпус («Париж»). Фото: Святослав Сирин.

Морозовский городок превратился в «социальное гетто»

Морозовские казармы смело можно считать одним из непризнанных архитектурных шедевров Твери. Судьба гениального творения отечественного капиталистического развития второй половины ХIX века могла бы сложиться по-другому, если бы годы запустения не закрепили за архитектурным комплексом славу «социального гетто».

Сегодня Морозовский городок называют Двором «Пролетарки». Здесь вырос легендарный российский шансонье Михаил Круг (Воробьев), здесь снимали сцены из сериала «Курсанты», фильмов «Чучело», «Небо в огне» и «Статский Советник». Сюда приезжал не только «Первый канал», показывая на всю страну коммунальный ад, но и социологи, изучавшие феномен жизни в чудовищных условиях трущоб XXI века. Что уж говорить о бесчисленных фотографах и блогерах, выискивающих на карте оромной страны удивительные места.

Качество «Тверской мануфактуры»

Городок задумывался и строился как комплекс промышленных, хозяйственных, жилых и культурных зданий, построенных для «Бумагопрядильной, ткацкой, красильно-отбельной и ситценабивной фабрики товарищества Тверской мануфактуры», возглавляемой династией знаменитых купцов и меценатов Морозовых. В самом конце долгой жизни (90 лет!) один из основателей династии Савва Морозов вошел в товарищество, обеспечив перспективному проекту долгое будущее. Городок развивался на протяжении нескольких десятилетий, с 1856 по 1913 годы. Это была вполне удачная попытка создать в России один из первых микрорайонов — «город в городе», по типу прогрессивных рабочих городков Европы, например, немецкого Вольфсбурга.

Внутри комплекс, включающий более полусотни зданий, разделен поперечной осью с севера на юг на две неравные части. В восточной части располагались больница, в которой работала мать писателя Бориса Полевого, Народный театр, магазины, полицейское отделение, библиотека, пожарное депо; западная часть представляла собой «казармы» — общежития для рабочих фабрики «Тверской мануфактуры», со строительства которой все и началось. По периметру городок, как и полагается особому кварталу, был окружен стеной.

Центральный казарменный корпус (так называемая казарма «Париж» или «Дом, построенный Саввой Морозовым») находится в южном основании оси, он замыкает перспективу главной улицы. Фундаментальное строение было возведено в честь признания Морозовского городка на международном уровне — серебряной медали и Гран-при на Всемирной выставке 1900 года в Париже.

Последняя владелица «Тверской мануфактуры» при монархической династии Романовых Варвара Алексеевна Морозова перед самой Октябрьской революцией завещала фабрику со всей инфраструктурой не своим сыновьям, а рабочим. В Великую Отечественную войну здание фабрики было фактически разрушено, но восстановление началось практически сразу после снятия оккупации Калинина.

В стране Советов надеялись, что при неугодном царе все-таки строили на века, и настоящий яичный белок, добавленный в раствор, удержит прочный дореволюционный, но красный кирпич на месте… Легендарный городок стал превращаться в социальные трущобы, окутанные мистикой былой истории и страшного настоящего.

Сегодня все прелести пьесы «На дне» захватили некогда образцово-показательный уголок Твери. Крысы, насекомые-паразиты, сопутствующие инфекционные заболевания, постоянные перебои с электричеством и водой, обрушения стен и потолков, отключение отопления в самый разгар зимы, локальные пожары от старой проводки. К этому списку кошмаров с недавнего времени добавилось самозахваты жилых помещений, разросшийся криминал и напряженные межэтнические отношения. Здесь даже в дневные часы «чужак» не может чувствовать себя спокойно.

«Долгий и трудный процесс»

Больше 10 лет назад «Тверьреставрация» провела обследование Двора «Пролетарки». Решили следующее: здания, в которых электрощитовая с водораспределительными устройствами находится в подвале, полностью затопленном хозяйственно-фекальными водами, эксплуатировать нельзя.

С этого времени казармы стали предметом политических игр на выборах. Решение остросоциальной проблемы могло добавить кандидатам в народные избранники разных уровней существенные бонусы.

Расселение казарм дважды попадало в разные программы. В 2005 году депутаты городского парламента приняли городскую целевую программу по реконструкции Двора «Пролетарки» на 2005-2010 годы. В задачу входило строительство нового общежития, расселение граждан из казарм, проектирование реконструкции жилых домов. Но дело дальше прожектов фактически не пошло. На капитальный ремонт общежитий, являющихся памятниками архитектуры, требовалось 440 млн рублей. Власти рассчитывали на инвесторов, но те интереса не проявили. В итоге было построено муниципальное общежитие в микрорайоне «Первомайский», а также частично расселен дом №48.

В администрации Пролетарского района города Твери, на территории которого расположен Морозовский городок, корреспонденту «Русской планеты» рассказали, что проблема расселения казарм, в целом, не в их компетенции. Это вопрос общегородской, поэтому районная администрация, по сути, не может влиять на ситуацию, выступая больше в качестве посредника между администрацией города и инициативными группами жильцов Морозовского городка.

– Процесс идет медленно, но постепенно набирает обороты, — сообщила в телефонном разговоре Галина Прусакова, заместитель главы администрации района по вопросам благоустройства и жилищно-коммунального хозяйства. — В настоящий момент одновременно идет расселение жителей казарм и интенсивная подготовка к отопительному сезону. Людей переселяют в маневренный фонд, что называется, до лучших условий. О чем-то глобальном пока говорить рано, последние два месяца масштабных совещаний по данному вопросу не было. Инвесторов, которые подключились бы к решению проблем Морозовского городка, пока не нашлось. Как вы понимаете, это долгий и трудный процесс.

Относительно недавно была разработана концепция развития Двора «Пролетарки» на 2011-2016 годы. В 2011 году должно было завершиться расселение дома №48. Осенью того года глава Твери Владимир Бабичев (ныне — уполномоченный по правам человека в регионе) несколько раз встречался с жителями Морозовских казарм, заверив, что работа кипит.

В итоге проблема, за сорок лет запущенная дальше некуда, досталась нынешним властям. Дело сдвинулось с мертвой точки, несмотря на огромную цену вопроса — миллиард-полтора рублей (примерно четверть бюджета Твери). Необходимо расселить 484 семьи из домов №№17, 47, 48, 118, 119, 122, 156.

При этом «на ходу» возникло множество неожиданных трудностей. К примеру, в общежитии №48, которое к этому лету должно было быть полностью расселено и законсервировано, две семьи по-прежнему никуда не хотят переезжать, несмотря на наличие судебных решений об их переселении. Они сдерживают закрытие целого этажа. Кроме того, как сообщают власти, «в ходе проводимых проверок в помещениях здания неоднократно выявлялись факты нахождения там значительного числа мигрантов из государств ближнего зарубежья».

Читайте в рубрике «Титульная страница» Пропаганда пенсионной реформы, или о чем нельзя говоритьКак ведут себя средства массовой информации России в преддверие нового закона? Пропаганда пенсионной реформы, или о чем нельзя говорить

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»