Страшно стать дворником
Светлана Васильева. Фото: Юлия Овсянникова

Светлана Васильева. Фото: Юлия Овсянникова

Корреспондент «Русской планеты» выяснала, какие психологические проблемы у тверичан

У каждого человека периодически «болит душа»: из-за развода, ссоры с начальником и даже политики. Кто-то уходит с головой в работу, кто-то пропускает стаканчик, а кто-то — обращается в психологическую службу, много лет работающую при Тверском областном психоневрологическом диспансере. Звонят, приходят на приемы: для людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, в январе здесь открылся специальный центр.

Как влияют на душевное здоровье тверичей перемены в политике, в обществе, в социуме? Об этом корреспондент «Русской планеты» побеседовала с психологом, специалистом центра Светланой Васильевой, ежедневно консультирующей горожан.

– Говорят, многих вывели из равновесия последние события на Украине, и поток обращений в вашу службу возрос. Это так?

– События подобного рода выбивают из колеи не всех, а людей с повышенным уровнем тревожности, то есть наших постоянных «клиентов» — с невротическими и паническими расстройствами. Тут ведь не нужно даже искать повод для тревоги и стресса: об Украине говорят всюду — по телевизору и на скамейках во дворе. Человек начинает тревожиться: как мы будем жить, и будем ли жить вообще?

Да, такие обращения были. Но куда острее переживания тех, кто волнуется за украинских родственников, кто порвал связи с близкими людьми из-за политики.

Тут стоит упомянуть о психологии толпы: когда все вокруг говорят об одном и том же, даже самый невозмутимый человек задумается: «А почему это не беспокоит меня? Может быть, со мной что-то не так?». И начнет переживать уже по этому поводу. Но повторюсь: все же внешние стрессоры обычно ложатся на подготовленную почву.

– А как влияют на тверичей масс-медиа? Почему, например, политические «триллеры», подобные украинскому кризису, всегда интересуют тихих пенсионеров?

– Все просто: человеку на пенсии, ведущему размеренный, бессобытийный образ жизни, нужны эмоции. Их приходится получать извне. А что может вызвать более сильные эмоции, чем войны и криминал? Есть и другое объяснение такой информационной зависимости: работает защитный механизм. Человек, испытывающий проблемы, переключается на проблемы других.

– В службу психологической помощи ежедневно обращаются десятки людей. От чего тверичи страдают больше и чаще всего?

– Тенденция последних лет — родители переживают за детей. Проблемы обучения, воспитания, подростковые кризисы и разные зависимости. Кстати, о зависимостях: речь все реже идет об алкоголе и все чаще о компьютерных играх. Работать обычно приходится и с детьми, и с родителями: во многих семьях попросту разучились общаться друг с другом.

Разумеется, к нам часто обращаются в так называемых кризисных ситуациях. Причем порой разводы, расставания с любимыми люди переживают острее, чем смерть близких.

Ни для кого не секрет, что в Тверской области печальная «суицидальная» статистика. Именно поэтому было решено открыть специальный центр: одно время число обращений зашкаливало, потом пошло на убыль. Принимаем всех: и с намерениями, и с мыслями, ведь в большинстве случаев человек таким образом подает сигнал: «Мне плохо, у меня проблемы». Часто человек просто боится донести информацию о своих проблемах близким и чувствует себя глубоко несчастным. Но проблема решаема: мы доносим эту мысль.

Ну и, разумеется, у нас есть своя «фокус-группа»: постоянные «клиенты», страдающие неврозами и депрессиями — помощь им носит поддерживающий характер.

– В Твери в моде настроения в духе «пора валить». В социальных сетях обсуждается наша провинциальность, отсутствие перспектив личностного роста, городские социально-экономические проблемы все это вызывает упаднические настроения. Приходят ли с этими настроениями к вам?

– Разумеется. Ситуация обычно такова: у человека серьезные амбиции, и Тверь кажется ему большой деревней, где нельзя «вырасти», реализоваться. Но одновременно он боится перемен — и возникает внутренний конфликт.

Эта проблема — плата за расположение Твери между двумя столицами. У нас столичные запросы, но удовлетворить их непросто. А неуспех — это то, что воспринимается современным человеком особенно болезненно.

К нам обращается много людей с паническими атаками: это результат несовпадения ожиданий с реальностью, когда снизить планку амбиций человек не может, но не может и дотянуться до цели.

– Успешность в последние годы стала главной и едва ли не единственной целью. Необходимость быть успешным давит на человека. Какими психологическими проблемами это оборачивается?

– Смотрите: уже у детей сейчас огромные ожидания от себя. Недавно был случай: круглый отличник несколько месяцев прогуливал уроки. Родители пришли с сыном к нам. Начали разбираться, и выяснилось: все началось с учительской фразы: «Посмотри, весь класс тебя ждет». Ребенок воспринял это как неуспех.

«Не будешь учиться — станешь дворником», — пугают взрослые детей. И маленький человек получает установку: нет ничего страшнее, чем работать в непрестижной сфере. В том числе из-за этого у нас так много неадаптированных детей: они бесконечно учились, посещали несколько кружков, и у них просто не оставалось времени на общение. На следующем жизненном этапе человек начинает общаться и терпит неудачи — это вызывает тяжелые реакции.

Ребенок вырос и рвется изо всех сил вверх по карьерной лестнице. Он так боится «стать дворником», оказаться на обочине жизни, что все остальное оказывается менее ценным и значимым — даже семья и дети.

К нам потоком идут молодые семейные пары, которые через несколько месяцев после свадьбы начинают конфликтовать. Задаю вопрос: «Почему вы решили пожениться? Что вы ждали от этого брака?». И ответ получаю далеко не всегда. Просто институт брака изменился, и изменилась мотивация для вступления в брак: «Хочу надеть белое платье!», «Все друзья женились — а я что, хуже?». Появляется семья, в которой люди не общаются друг с другом и по большому счету одиноки.

Вот человеку за тридцать, и начинается кризис среднего возраста, возникают вопросы: «А вдруг я живу не своей жизнью, и все, чего я добился, было мне не нужно? Кто я? Чего я хочу?». Они буквально рвут на части.

Мы, психологи, любим повторять: «Все — из детства». Неслучайно к нам обращается много людей, ссорящихся с родителями: порой это люди за сорок-пятьдесят лет, порой их родителей уже нет на свете – а нерешенные конфликты остаются.

– Многие тверичанки жалуются на мужчин. В ходу выражение «тверские козлы». Это женщины стали сильными, или мужчины слабыми?

– Действительно, в Твери есть гендерная проблема. На мой взгляд, она имеет исторические корни: Тверь раньше была городом мануфактур, где трудились преимущественно женщины. У нас и сейчас женщин больше, чем мужчин, и женщины рвутся из кожи вон, чтобы привлечь внимание сильной половины. Мужчины попросту избаловались.

Не представляете, сколько женщин приходит к психологу, потому что не замужем и из-за этого переживают. Свою роль играет и давление социума: когда мы начинаем разбираться в причинах душевного дискомфорта, выясняется: дело не в одиночестве, не в потребности в любви и понимании. Просто быть не замужем — это поражение, ведь все вокруг давно уже «там».

Иногда с порога женщина заявляет: «Помогите выйти замуж!». Мы иногда шутим, что нам пора открывать брачное агентство. Ну а если всерьез, то мы просто садимся и вместе пытаемся понять, зачем женщине нужно замужество, чего она от него ждет, и почему ситуация доставляет ей дискомфорт.

– Правильно ли я понимаю, что установка на успех, которая внушается людям и в семье, и извне со страниц глянцевых журналов, с экранов телевизоров оборачивается серьезными внутренними проблемами?

– Все дело в том, что именно считать успехом. В последние годы под этим словом понимается карьерное продвижение, финансовое благополучие, высокий социальный статус. Эти установки существуют даже на уровне государства, и люди все реже задают вопрос: «А что считаю ценным и успешным я? В чем именно мне важно реализоваться?»

– Как специалисты помогают людям?

– Каждый случай индивидуален. Многие решаются в кабинете психолога, но когда речь идет не о коррекции, а о лечении, подключаются психотерапевты, и мы работаем вместе.

Одно дело, когда проблема находится внутри самого человека, когда речь идет об установках из детства и их конфликтах с реальностью. И совсем другое дело, когда стрессовый фактор — внешний, как тот же украинский конфликт. Вот пришел человек, который переживает за украинских родственников: у него начались нарушения сна, потерян аппетит. Психолог не может сказать: «Все будет хорошо», потому что повлиять на развитие внешней ситуации не может ни он, ни сам человек. Любая нестабильность, на которую нельзя повлиять, вызывает раздражение и протестные реакции.

С другой стороны, наша собственная жизнь столь скупа на эмоции, что мы вынуждены подпитываться ими извне. Сначала вся страна смотрела Олимпиаду и осталась у телевизоров, когда началась Украина. На первый взгляд, это кажется парадоксом: мы видим опасность, испытываем эмоции, но сами при этом личностно не страдаем. Так маленьких детей тянет к вещам, которых они боятся.

Березайка «закипает» Далее в рубрике Березайка «закипает»Очередной стеклозавод в Тверской области не может рассчитаться с долгами по зарплате Читайте в рубрике «Титульная страница» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»