Все, как у нас
Памятник Михаилу Ярославичу Тверскому. Фото: Александр Николаев / Интерпрес / ТАСС

Памятник Михаилу Ярославичу Тверскому. Фото: Александр Николаев / Интерпрес / ТАСС

РП выясняла, в каких городах России есть «близнецы» архитектурных памятников Твери

У памятника тверскому князю Михаилу Ярославичу, прославившегося своим отчеством (первоначально, в 2008 году, монумент открыли с табличкой на фасаде «Михаил Ярославович» вместо княжеского «Ярославич»), есть близнец. В Йошкар-Оле стоит точно такой же памятник первому воеводе и основателю города Ивану Оболенскому-Ноготкову. Идентичны фигуры князей, морда коня — один в один, и даже правое копыто поднято одинаково.

Впрочем, главный ветврач Тверского ипподрома Тамара Колыханова считает, что у Оболенского-Ноготкова конь все-таки похуже: более кряжистый, коротконогий, и шея у него не такая длинная. Историк Борис Роттермель отмечает, что у тверского и царево-кокшайского воевод немного различаются детали одежды. Но чтобы все это увидеть, нужно быть ветеринаром или искусствоведом.

Единственное заметное невооруженным глазом отличие двух памятников — хвосты скакунов: они торчат под разными углами. Но и это только потому, что во время транспортировки хвост коня Оболенского отвалился и обратно его приваривали рабочие.

Автор обеих скульптурных композиций — первый секретарь Союза художников России, народный художник РФ Андрей Ковальчук. Его творения украшают многие города и даже некоторые веси бывшего Советского Союза: от Анадыря и Ханты-Мансийска до Астаны и Липецка. Конные статуи в Йошкар-Оле и Твери были созданы с разницей в один год: памятник Оболенскому-Ноготкову — в 2007-м, Михаилу Тверскому — в 2008 году.

Рюмка или цветок?

Памятник князю — далеко не единственный архитектурный объект на территории Твери, у которого есть близнецы в других городах. Знаменитая гостиница «Тверская», она же «Рюмка», она же с недавних пор бизнес-центр «Тверь», имеет родственников за границей. В Израиле.

22-этажную «Рюмку» строили к Олимпиаде–80. Но так и не достроили. Здание 35 лет находилось в аварийном состоянии. В эпоху нулевых его облюбовали руферы — покорители городских высоток. В их коллекции гостиница была желанным трофеем: с крыши получались отличные панорамные снимки. Примерно тогда же заговорили о ее реконструкции. Работы были завершены в 2007 году. В Твери появился современный бизнес-центр, а у горожан — повод для законной гордости. Как утверждает Википедия, здание уникально.

Но это не совсем так. В начале семидесятых, когда тверской «Рюмки» еще не было даже в проекте, в израильском городе Хайфе построили новую автобусную станцию. Правда, потом там появилось еще два автовокзала, и новая станция быстро превратилась в старую.

– Старый центральный автовокзал в Хайфе — уникальный памятник постконструктивизма, — рассказывает корреспонденту РП израильский гид Артем Постернак. — Аналогов в мире у него нет. Особенность в том, что площадь основания, на котором держится вся конструкция, меньше, чем площадь верхних этажей. Здание напоминает цветок. Правда, архитектурный замысел несколько пострадал из-за того, что вокруг «цветка» были построены виадуки для автобусов: с ними необычную форму здания можно оценить не со всех ракурсов. После того как появились еще две автобусные станции, на севере и на юге Хайфы, центральный автовокзал перестал быть востребованным. Сейчас там офисные помещения, принадлежащие автобусной компании «Эгед». В данный момент ведется реконструкция и переоборудование под бизнес-центр. Посмотрим, как оно будет выглядеть через пару лет.

Кому цветок, а кому и рюмка. Поражает не только внешнее сходство архитектурных памятников, каждый из которых «не имеет аналогов в мире», но и их совершенно одинаковая судьба: мажорный старт, затем долгий период заброшенности и бизнес-центр в финале.

Чем же объясняется поразительное сходство тверской гостиницы и израильской автостанции? «Рюмка» — чисто советский проект. Его автор — тверской архитектор Ольга Палиева. Все железобетонные конструкции просчитывались и изготавливались в Советском Союзе. Возможно, дело в том, что главный конструктор здания Зиновий Ярмолинский знал об уникальном хайфском автовокзале и захотел построить подобное здание в СССР. Этому есть косвенное подтверждение: в конце семидесятых он эмигрировал в Израиль, где успешно работал архитектором еще много лет.

Памятник Ивану Оболенскому-Ноготкову. Фото: cheb.ru

Вокзал для четверых

Еще одно здание, которое жители Твери считают визитной карточкой своего города, тоже скоро перестанет быть уникальным. Но в данном случае это скорее плюс, чем минус. Речь о железнодорожном вокзале, перестроенном в советское время. Сейчас ему возвращают прежний облик.

Рядом со старым зданием тверского Императорского вокзала был построен «Новый вокзал» — коробка в обкомовском стиле. В ходе строительства было снесено все, что осталось от расположенного рядом храма Александра Невского, частично разрушенного еще в войну. Сегодня храм отстроен заново, а вокзальный комплекс подвергся масштабной реконструкции. В итоге должен получиться единый архитектурный ансамбль в стиле старого Императорского вокзала.

По словам тверских чиновников, реконструкция будет стоить примерно вдвое дороже, чем обошлось бы строительство нового здания «с нуля». Но красота требует жертв.

Работы планируется завершить в ближайшее время. И как только тверскому вокзалу вернут прежний облик, у него появятся сразу три близнеца: в Малой Вишере, Бологом и Клину.

– Был типовой проект железнодорожного вокзала I класса, разработанный академиком архитектуры Рудольфом Желязевичем, — рассказывает корреспонденту РП преподаватель истории Андрей Сапрыкин. — Желязевич — ученик знаменитого архитектора Константина Тона, который, как известно, придумал русско-византийский стиль. Говорят, сам Тон тоже приложил руку к проекту. В нем есть узнаваемая деталь — полукруглые торцевые фасады, которые Тон очень любил использовать. На перрон выходила галерея, поддерживаемая чугунными колоннами. Все четыре вокзала — в Твери, Бологом, Малой Вишере и Клину — были построены в 1851 году. Не знаю про остальные, но Тверской вокзал инспектировал лично государь император Александр III. Также здесь останавливались принц Ольденбургский и другие представители царской фамилии.

От Москвы до самых до окраин

Одно из самых узнаваемых зданий Твери — кинотеатр «Звезда» на набережной Степана Разина. Его фасад стилизован под театральный бинокль: две башни по краям напоминают окуляры. Наверное, нет ни одного набора открыток с видами города, где не был бы представлен этот классический образец сталинского ампира.

Кинотеатр «Звезда» стал таким же символом Твери, как Императорский Путевой дворец и церковь Белая Троица. Однако точно такие же здания есть еще, как минимум, в трех городах.

Первое — кинотеатр «Родина» в Москве. Никаких окуляров по бокам у него нет, но именно этот проект лег в основу всех остальных. Его автор — архитектор Управления кинофикации РСФСР Виктор Калмыков. По его типовому проекту было построено более пятидесяти одинаковых кинотеатров, но до наших дней дожили лишь четыре.

Московскую «Родину» начали строить в 1937 году и сдали в рекордные сроки — за один год. Фундамент тверской «Звезды» заложили в том же тридцать седьмом, но в ходе строительства проект был доработан. Тогда и появились башни-окуляры с боков фасада. Они служат выходами из кинозалов. Это решение оказалось очень функциональным: зрители, уже посмотревшие фильм, не мешают тем, кто пришел на следующий сеанс.

Одновременно такое же здание с башнями начали строить в Симферополе. Тверской «Звезде» повезло больше, ее успели отстроить до войны. Крымский «Симферополь» — не успели. Во время битвы за Крым в недостроенное здание попала бомба. Вскоре полуразрушенный кинотеатр немцы приспособили под гараж. Сразу после войны «Симферополь» решено было восстановить согласно первоначальному проекту. Стройку объявили всенародной, на ней трудились рабочие нескольких городских предприятий и комсомольцы. На восстановление здания потребовалось несколько лет: первый киносеанс состоялся 1 апреля 1956 года.

Кинотеатр в Твери, напротив, пережил войну и оккупацию благополучно и открылся сразу после освобождения города. Здания в Твери и Симферополе практически идентичны, но эксперты указывают на некоторые отличия.

– В Крыму типовой проект Калмыкова был немного доработан, — рассказывает корреспонденту РП архитектор из Симферополя Алексей Зубарев. — Его привязку делал местный проектный институт, и было принято решение учесть курортную специфику. Поэтому, кроме двух кинозалов внутри здания, появился еще один открытый. Также был изменен фасад: по бокам от башен пристроили небольшие галереи с арками. Но в целом проект остался очень узнаваемым.

Существует и «брат–3» — кинотеатр «Октябрь» в Смоленске. На первый взгляд, он не так уж похож на своих «родственников»: фасад решен иначе и башни укорочены. Тем не менее, проект тот же самый, калмыковский. Из-за нелепых коротких башенок смоленский кинотеатр напоминает уже не бинокль, а, скорее, галапагосскую черепаху. Но, как говорится, мастер так видит.

Центральный автовокзал в Хайфе. Фото: balandin.net (http://www.balandin.net/)

Отцы и дети

Из пяти тверских мостов через Волгу два самых известных — Староволжский и Нововолжский — также имеют «родственников» в других городах. Но в данном случае уместнее говорить не о братьях, а об отцах.

Нововолжский мост — в Твери его обычно называют просто «Новым» — родом из Петербурга. По сути, это прямой потомок Благовещенского моста, в советское время более известного как мост лейтенанта Шмидта. Новый мост проектировали в Ленинграде, а при его строительстве были использованы старые чугунные арки, снятые с моста лейтенанта Шмидта и доставленные в Тверь. На Волге питерское наследство пришлось как нельзя кстати: арки до сих пор служат исправно.

Старый мост также был спроектирован в северной столице. Авторы проекта — инженеры Точиский и Машек. Судя по всему, они решили не оригинальничать и взяли за образец мост Франца Иосифа, открытый в Будапеште в 1896 году и тут же признанный самым красивым консольным мостом в Европе.

Староволжский мост начали строить в 1897 году и закончили в 1900-м. Получилась точная копия венгерского моста. Во время Второй мировой войны оба моста были взорваны. Мост Франца Иосифа восстановили под руководством советских инженеров и тут же переименовали в мост Свободы. Староволжский мост также был реконструирован, но сохранил свое прежнее название.

«Баланс всех за и против» Далее в рубрике «Баланс всех за и против»В Твери продлили продажу крепкого алкоголя до 22:00 Читайте в рубрике «Титульная страница» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»Журналист Мария Купрашевич о содомии в «Новой газете» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»

Комментарии

30 мая 2015, 17:12
в Израиле есть более похожее здание на нашу Свечку - это здание IBM в Тель-Авиве. Очень похоже.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»